Evgeny (klonik69) wrote,
Evgeny
klonik69

ФРАНЦУЗЫ И ХОЛОКОСТ. ОПЕРАЦИЯ "ВЕСЕННИЙ ВЕТЕР"

Под таким названием 16 июля 1942 года прошли массовые облавы в Париже, вследствие которых по наводке немецких властей было арестованы французской полицией и впоследствии депортированы в лагеря смерти более 13 000 евреев, живших тогда в городе.



12 июля 1942 года глава парижской полиции Эмиль Эннекен издал приказ, в котором было сказано, что «операцию необходимо провести максимально быстро без лишних разговоров и комментариев».
Начиная с четырёх часов утра 16 июля 1942 года было арестовано 13152 еврея. Согласно документам префектуры полиции, 44 % (5802 человека) из них составляли женщины и 31 % (4051 человек) — дети. Неизвестное число людей, заранее предупреждённых Французским сопротивлением или укрытых соседями, а также воспользовавшихся преднамеренным или случайным бездействием со стороны некоторых полицейских, сумело избежать ареста. Условия для арестованных евреев были тяжёлыми: им позволялось взять с собой только одно одеяло, один свитер, пару обуви и две пары брюк. Многие семьи были разлучены и никогда больше не воссоединились.


После серии арестов некоторые евреи были доставлены на автобусе в лагерь для интернированных в недостроенном комплексе зданий в Дранси, одном из северных пригородов Парижа. Остальных увезли на велодром «Вель д'Ив» в XV округе Парижа, который уже использовался в качества тюрьмы после погрома летом 1941 года.

Нацисты потребовали ключи от велодрома у его владельца, Жака Годе. До сих пор неизвестны обстоятельства, при которых Годе согласился отдать ключи. В его автобиографии данному эпизоду посвящено лишь несколько строк.


«Вель д’Ив» имел стеклянную крышу, покрашенную в синий цвет во избежание привлечения внимания бомбардировщиков. Температура внутри повышалась за закрытыми окнами. Число арестованных, содержавшихся на велодроме, колеблется, согласно разным источникам, в районе 7500 человек. У них не было возможности даже сходить в туалет, поскольку из десяти имевшихся уборных комнат половина была затоплена, а другая — заблокирована. Арестованным евреям давали лишь воду и еду, которую приносили представители Красного Креста и некоторые врачи и сёстры милосердия, которым было позволено пройти. На велодроме был лишь один кран с водой. По тем, кто пытался бежать, сразу же открывался огонь без предупреждения. Некоторые покончили жизнь самоубийством.
После пяти дней содержания на велодроме узники были доставлены в лагеря «Дранси», «Бон-ла-Роланд» и «Питивье», а затем — в немецкие лагеря смерти. Из 13000 человек, пострадавших от облавы, пережило Холокост меньше ста.


Операция "Весенний ветер" была личным планом по "зачистке" Теодора Даннекера (ставленника Эйхмана), который в это время служил в Париже. Целью операции было "окончательное решение еврейского вопроса". Но выслужиться перед начальством Даннекеру не удалось: операция "Весенний ветер" была признана несостоявшейся, так как запланировано было арестовать и депортировать вдвое больше евреев; и это при том, что в своём рвении угодить фашистам, французские власти расширили требования к возрастным рамкам арестантов. Если немцы требовали арестовывать евреев от 16 до 50 лет, французы согнали в Вель-д'Ив каждого от годовалого до 70-летних.

Довольно долго после окончания Второй мировой войны французские власти страдали глубокой амнезией и не вспоминали о событиях 1942-1944 годов, когда правительство страны при активной поддержке значительного числа соотечественников, по собственной воле и с энтузиазмом посылало десятки тысяч невинных людей умирать в лагеря смерти. Даже когда силы союзников были на подходе, с холодящей кровь регулярностью поезда увозили людей на смерть. По пути к голоду, пыткам и смерти через Париж прошли около 80 000 французских евреев.

Отказом французских властей признать существование геноцида и наказать виновных парижские евреи были оскорблены не меньше, чем самим фактом репрессий во время войны. Префект полиции времен оккупации Рене Буске, человек, который несет полную ответственность за облавы и депортацию, был привлечен к суду лишь в 1993 году (до слушаний он не дожил — его застрелили). В своем фильме 1955 года об Освенциме «Ночь и туман» Ален Рене показал парижским кинозрителям реальность, ожидавшую евреев на другом конце путешествия на восток, и обвинил «тех, кто ничего не видел и до конца не слышал криков».


Для того, чтобы до парижан дошло, какие ужасы творились в их городе, понадобилось много времени. Сегодня на восточной оконечности острова Ситэ стоит официальное признание случившегося — мемориал в память о депортированных в темные годы евреях. Даже в тихий летний день памятник мрачен, каким и должен быть символ памяти о погибших.


Tags: Париж, Франция, Холокост, евреи, фашизм
Subscribe
Buy for 30 tokens
Примерно в 17 лет израильские ребята и девчонки получают приглашение явиться в военкомат. Оспорить его нельзя. К письму прилагаются купоны на автобус - забота о том, чтобы не пришлось добираться за свои деньги. На купонах написана дата того дня, когда их можно использовать, и если после поездки…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments