Evgeny (klonik69) wrote,
Evgeny
klonik69

ИСТОРИЯ "ФРАУ АБАЖУР"


По статистике большую часть маньяков и извращенцев составляют мужчины. Однако есть женщины, которые могут дать фору любому маньяку, которых язык не повернется назвать слабым или прекрасным полом. Одна из них Ильзе Кох, или «Фрау Абажур», которая, вместе с другой эсэсовкой, возглавляет список самых ужасных женщин за всю мировую историю.
Эта женщина родилась в Саксонии в 1906 году.
Дочь чернорабочего, она была прилежной школьницей, любила и была любима, пользовалась успехом у деревенских парней.
До войны она работала библиотекарем.
Довольно симпатичная женщина, верно?
Представляю вашему вниманию – Мадам Абажур (как прозвали ее сослуживцы), или Бухенвальдская Сука (как прозвали ее узники). Несравненная Ильза Кох (урожденная Колер).




Как же получилась, что отличница, девочка с ангельским характером стала чудовищной извращенкой, изгнанной даже из гестапо за жестокость (это не шутка).

Ее будущий муж фронтовик до мозга костей. Вдоволь навоевался в первую мировую, хоть его мамаша и вытаскивала его из окопов с помощью своих многочисленых связей, юный Карл Отто Кох все же прошел школу мужества на самых напряженных участках Западного фронта.
Первая Мировая для него закончилась в лагере для военнопленных.
После освобождения он вернулся в родную и разгромленную Германию.
Бывшему фронтовику удалось неплохо устроиться. Получив пост банковского служащего, он в 1924 году женился.
Однако через два года банк лопнул, и Карл остался без работы. Одновременно расстроился и его брак.
Молодой безработный нашел решение своих проблем в нацистских идеях и вскоре уже служил в СС.
Они познакомились в 1936 году, когда система концентрационных лагерей уже охватила всю Германию. Штандартенфюрер Карл Кох служил в Заксенхаузене.
У Ильзы была любовная связь с шефом, и она согласилась стать его секретарем.



В Заксенхаузене Кох даже среди “своихприобрел репутацию отъявленного садиста. Тем не менее именно эти качества помогли ему завоевать сердце Ильзы. И в конце 1937 года состоялась брачная церемония.

Начальство главного управления безопасности рейха, поощряя систему концентрационных лагерей, выдвинуло кандидатуру Коха на повышение.
В 1939 году ему было поручено организовать концентрационный лагерь в Бухенвальде, в 9 км от Веймера (родина Баха, к слову).
На новое место службы комендант отправился вместе с женой.

В то время как Кох упивался властью, наблюдая за ежедневным уничтожением людей, его жена испытывала еще большее удовольствие от мук заключенных.
В лагере ее боялись больше самого коменданта.
Выжившие в Бухенвальде рассказывали с содроганием, что их ведьма завела себе белого коня, на котором объезжала лагерные угодья и хлыстом поправляла поведение несчастных. Нередко она появлялась не на коне, а пешком и с огромной овчаркой, которую с милой улыбкой отпускала рвать тела узников, нередко не только до увечий, но и до полной смерти.

Фрау Кох была изобретательна и постоянно придумывала новые пытки, например она регулярно отправляла заключенных на растерзание двум гималайскими медведицами в штатный зоопарк.
Но истинной страстью этой дамы были татуировки. Она приказывала заключенным мужчинам раздеться и осматривала их тела. Ее не интересовали те, у кого не было татуировок, но если она видела на чьем-то теле экзотический узор, то глаза ее загорались, ведь это означало, что перед ней очередная жертва.
Позже Ильзе прозвали «Фрау Абажур». Она использовала выделанную кожу убитых мужчин для создания разнообразной домашней утвари, чем чрезвычайно гордилась. Наиболее подходящей для поделок она находила кожу цыган и русских военнопленных с наколками на груди и спине. Это позволяло делать вещи весьма «декоративными». Особенно Ильзе нравились абажуры.

Абажур из кожи заключенных
Один из узников, еврей Альберт Греновский, которого заставили работать в патологоанатомической лаборатории Бухенвальда, рассказывал после войны, что отобранных Ильзе заключенных с татуировкой доставляли в диспансер. Там их убивали, используя смертоносные инъекции.

Перчатки из человеческой кожи

Был только один надежный способ не попасть «суке» на абажур - изуродовать себе кожу или умереть в газовой камере. Некоторым и это казалось благом. Тела, имеющие «художественную ценность», доставляли в патологоанатомическую лабораторию, где их обрабатывали спиртом и аккуратно сдирали кожу. Затем ее высушивали, смазывали растительным маслом и упаковывали в специальные пакеты.
А Ильзе тем временем совершествовала свое мастерство .Она стала создавала из человеческой кожи перчатки, скатерти и даже ажурное нижнее белье. «Татуировку, украсившую трусики Ильзе, я видел на спине одного цыгана из моего блока», - рассказывал Альберт Греновский.

Оказалось, что даже для СС это было слишком.
Это “ремесло не осталось не замеченным властями.
В 1943 году комендант Кох был арестован и оказался в тюрьме. Арестована была и госпожа Кох.
Однако, в тот раз садистам удалось избежать наказания.
Суд решил, что они стали жертвой оговора со стороны недоброжелателей.
Бывший комендант некоторое время был “советником в другом концентрационном лагере.
Но вскоре супруги-изуверы вновь вернулись в Бухенвальд.


Карл и Ильза Кох

И уж тут фрау Ильза развернулась на всю катушку.
Открытки из кожи военнопленных (около 3600 шт.), сумочкм и портмоне, заколки, белье и перчатки, а так же кожаные переплеты для книг чрезвычайно заинтересовали модниц тех времен.
Многие ее подруги, жены военных делали заказы и с удовольствием приобретали изделия из коллекции фрау Ильзы.




В 1944 Карл Кох предстал перед военным трибуналом по обвинению в убийстве эсэсовца, который неоднократно жаловался на наглые вымогательства со стороны коменданта лагеря.
Обнаружилось, что большая часть награбленных ценностей вместо того, чтобы поступить в сейфы рейхсбанка в Берлине, осела в виде астрономических сумм на секретном счете супругов Кох в швейцарском банке.
Карл Кох вырывал у мертвых золотые коронки, у живых отнимал драгоценности, обручальные кольца и деньги, которые они пытались спрятать в одежде. Таким образом комендант лагеря рассчитывал обеспечить свое послевоенное благосостояние. Кох был преданным нацистом, но еще более он был предан себе и понимал, что Германия проигрывает войну. Комендант Бухенвальда не собирался погибать вместе с "третьим рейхом". Но он не учел одного: не пытки и убийства, а воровство являлось в глазах высших чинов СС самым тяжким преступлением.
Репутация Коха оказалась ниже предела.
И в холодное апрельское утро 1945 года, буквально за несколько дней до освобождения лагеря союзными войсками, Карл Кох был расстрелян во дворе того самого лагеря, где он совсем недавно распоряжался тысячами человеческих судеб.

После освобождения союзниками Бухенвальда фрау Ильзе удалось скрыться и до 1947 года она была на свободе.



В 47-м ее взяли агенты американской разведки.
До суда она содержалась в одиночной камере более года.
Фрау Ильза прекрасно понимала, что ей грозит смертная казнь, но в свои сорок умирать очень не хотелось.
Есть несколько способов избежать смертной казни, один из них – беременность.
Его Ильза и выбрала.
На суде она уже была на втором месяце.
Несколько недель множество бывших заключенных с горящими гневом глазами приходили в зал судебного заседания, чтобы рассказать правду о прошлом Ильзы Кох.

«Кровь более пятидесяти тысяч жертв Бухенвальда на ее руках, – заявил прокурор, – и тот факт, что эта женщина в данный момент беременна, не освобождает ее от наказания».
Но все же казни удалось избежать.
Американский генерал Эмиль Киль зачитал приговор: «Ильзе Кох – пожизненное заключение».

В тюрьме Ильза родила сына Уве. Через год мальчика забрали, и только в возрасте 19 лет он узнал, кто его настоящая мать. Вместо того чтобы забыть ее и не вспоминать, молодой человек стал Эльзу навещать. Последний раз он навестил мать незадолго до ее дня рождения в 1967 году. Но до дня рождения Эльза не дожила - повесилась. Ей должен был исполниться 61 год.
В 1971 году. Уве Кохлер, взяв девичью фамилию матери, попытался в судебном порядке восстановить недоброе имя Ильзы Кох". Он обратился с прочувствованным письмом в газету "Нью-Йорк тайме": "Так как пересмотр дела в судах Западной Германии фактически невозможен, я подумал, что американцы, приговорившие мою мать к пожизненному заключению, должны знать ее истинную историю".




Историки и психиатры нередко возвращаются к "феномену" Ильзы Кох, погрузившейся в бездну самого тяжкого греха на земле, и сходятся во мнении, что у этой женщины изначально был целый "букет" дурных наклонностей.
Но историк Чарльз Лич с этим не согласен: "До Карла Коха и после него у Ильзы не наблюдалось той жестокости, которой она "прославилась" в Бухенвальде. Ее безумие, если таковое действительно было, вызвано исключительно связью с этим мужчиной. С его смертью, кажется, колдовские путы спали. Возможно, если бы они не встретились как поистине дьявольские партнеры, не случилось бы и того, что произошло".
С этим утверждением, впрочем, трудно согласиться. "Роковые" совпадения здесь ни при чем. Дело не столько в личных качествах того или иного нацистского преступника, сколько в преступном, человеконенавистническом характере самой нацистской системы. То, что произошло с ней и ее "обслуживающим персоналом", вовсе не было случайностью. Так распорядилась История.




Tags: #Германия, #втораямироваявойна, #женщины, #нацизм, #садизм, #фашизм
Subscribe
Buy for 30 tokens
Примерно в 17 лет израильские ребята и девчонки получают приглашение явиться в военкомат. Оспорить его нельзя. К письму прилагаются купоны на автобус - забота о том, чтобы не пришлось добираться за свои деньги. На купонах написана дата того дня, когда их можно использовать, и если после поездки…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment